РОДОВОЙ АРХИВ КРЕСТЬЯНСКОЙ СЕМЬИ АРТЕМЬЕВЫХ-ХЛЫЗОВЫХ


Публикуемый архив крестьянской семьи Артемьевых-Хлызовых хранится в Музее истории и реконструкции г. Москвы (инв. № 9795).

Документы архива относятся к Яренскому уезду Поморья и охватывают весь XVII в.

Основным населением уезда было черносошное крестьянство, которое свободно распоряжалось находившимися в их пользовании земельными участками при условии передачи земли другому тяглецу. В результате частных сделок в крестьянских семьях откладывались различные документы: купчие, закладные, деловые и др. Почти каждая состоятельная семья в Поморье имела у себя архив, документы которого подтверждали их право на пользование землями и имуществом. Позднее, когда эти документы утратили свое правовое значение, многие владельцы их уничтожили; часто архивы сгорали во время пожаров, портились от времени, терялись. Поэтому только редкие крестьянские архивы дошли до нашего времени. В архивохранилищах их насчитываются единицы. Публикаций таких архивов не было.

Архив крестьянской семьи Артемьевых-Хлызовых бережно хранился, передавался по наследству из поколения в поколение как семейная реликвия.

Родоначальником семьи был Анисим Божин, предприимчивый крестьянин, который в конце XVI – начале XVII в. владел по праву первой заимки тремя деревнями в Плесовской волости Яренского уезда. Его сын Артемий Анисимов в начале XVII в. продает деревни отца и покупает деревню Матвеевскую (Чернышевскую) в Чакульском погосте Плесовской волости.

Два сына Артемия Филипп и Иван делят после смерти отца пополам деревню Матвеевскую. Род старшего сына Артемия Филиппа прекратился в Плесовской волости с уходом в Сибирь в 1641 г. его внука Ивана Михайлова. В 1646 г. в деревне Чернышевской живет еще жена Ивана Настасья с сыном Федором, которые позже уже в документах не упоминаются; ушла ли Настасья вслед за мужем в Сибирь, умерла, или пошла по миру – мы не знаем.

У младшего сына Артемия Ивана было три сына; старший из них Яков в 40-х годах XVII в. выдает свою дочь замуж за крестьянина соседнего Пустынского погоста Ивана Иванова сына Хлызова, который перешел жить в дом тестя. В конце XVII в. последние потомки Анисима Божина – Артемьевы – доживали свой век в деревне Чернышевской. По переписи 1720 г. они уже в деревне не упоминаются. В деревне продолжают жить только Хлызовы, род которых сохранился до настоящего времени. [385]

Последний владелец архива – Василий Филиппович Хлызов – сейчас живет в деревне Чернышевской Ленского района Архангельской области, в той же самой деревне, где жили его предки. Он вспоминает, что его отец и дед хранили архив в деревянном ящичке и иногда давали детям играть с документами. Возможно, что дети часть грамот разорвали. Этим можно частично объяснить отсутствие некоторых грамот, которые упоминаются в документах, а также ряд дефектов в сохранившихся документах.

Вероятно, документы со второй половины XVII – начала XVIII в. стали хранить в дубовом свечном ящичке. В этом же ящичке архив передали в Музей истории и реконструкции Москвы. Этот ящичек прямоугольной формы с выдвижной крышкой, размером 9,5×24×10,2 ìм; на ящичке сохранились следы оковки железными полосами, а также гвозди; во второй половине XVIII – начале XIX в. в ящик врезали замок, который сохранился и сейчас.

Всего в архиве Артемьевых-Хлызовых насчитывается 25 грамот. Они написаны столбцами с разным количеством составов на голландской и французской бумаге XVII в. Часть бумаги имеет водяные знаки: кувшинчик, голова шута, корона и другие.

Из всего комплекса грамот 23 акта относятся к архиву крестьянской семьи, а 2 акта – к архиву Плесовской волости.

Архив публикуется в соответствии с правилами издания документов XVI–XVII вв. При публикации документы расположены в хронологической последовательности.

Документы архива по содержанию делятся на три группы. Первая группа актов относится к земельным владениям крестьянского рода: купчие, поступная, закладная, записи, доезжая память, мировая.

Вторую группу составляют документы, характеризующие имущественное положение крестьянской семьи: духовные, раздельные и одна челобитная.

Все акты крестьянского архива сохранились в подлинниках.

К третьей группе документов относятся два акта волостного мира. Они дошли до нас в черновых отпусках.

К первой группе относится 17 актов, большую часть которых составляют купчие, их насчитывается десять (№ 1, 2, 3, 4, 7, 8, 18, 19, 23, 25); это акты купли-продажи семьей деревень и угодий, а две из них (№ 18 и 19) перешли к Артемьевым от прежних владельцев. К той же группе относится поступная (№ 21), две записи об условиях выкупа деревни ее прежними владельцами (№ 15, 16), а также закладная кабала (№ 14) – акт займа денег под залог земельного участка. К группе документов, характеризующих земельные владения семьи, относится доезжая память-протокол осмотра целовальником с понятыми спорных земель (№ 20), явочная челобитная крестьян Чакульского погоста с жалобой на соседа Михаила Иванова сына Артемьева (№ 17), дело заканчивается примирением сторон и составлением мировой записи (№ 22).

Эти акты характеризуют поземельные отношения в Поморье: свободный переход тяглых участков от одного владельца к другому путем продажи, заклада и наследования.

Вторую группу документов архива составляют акты, относящиеся к имущественному положению семьи: духовная, раздельные, челобитная.

Духовная Ивана Божина и ее противень составлялись для двух его сыновей – Ивана и Якова (№ 9, 10). Две деловые служили актами, закрепляющими раздел имущества между наследниками после смерти родственников, по-видимому не оставивших завещаний (№ 5, 6, 11). В челобитной (№ 12) Яков Иванов сын Хлызов жалуется на племянников, не выкупавших совместно с ним кабал, как было записано в деловой 1628 г. (№ 11).

Эти документы являются источником по изучению пашенного хозяйства черносошной деревни Севера. Материалы также характеризуют [386] развитие животноводства в Плесовской волости. В актах встречаются сведения о быте: постройках, одежде, утвари и т. д.

Два акта относятся к несохранившемуся архиву Плесовской волости. В челобитной (№ 13) крестьян Чакульского погоста перечисляются документы, сгоревшие во время пожара церкви. Документ дошел до нас в составе семейного архива не случайно. Вероятно, один из членов семьи (Иван Иванов Хлызов или Яков Иванов Артемьев) принимал участие в его составлении, и так как церковь сгорела вместе с мирскими документами, то отпуск челобитной положили к архиву семьи Артемьевых-Хлызовых, в составе которого он и сохранился.

Во втором документе волостного мира – челобитной 1681 года (№ 24) – церковный староста Чакульского погоста жалуется на крестьян, не уплативших деньги за взятое ими церковное сено; отпуск челобитной положил в свой архив ее составитель церковный староста Афанасий Хлызов.

Таким образом, публикуемый архив представляет собой хорошо сохранившийся комплекс документов, характеризующих разнообразные стороны жизни и быта крестьянства Плесовской волости Яренского уезда Поморья на протяжении всего XVII в.

№ 1

[Конец XVI в.– до 1608 г.].– Купчая на угодья в Чакульском погосте, купленные Артемием Анисимовым сыном Божиным у Еремея Федорова сына Фемкова.

Се яз, Ортемий Онисимов сын Божина, купил есми себе у Еремия у Федорова сына у Фемкова его жеребей в реке в Лупье до Колки по обе стороны, что ся ему от брати достанет. Хде ево братьям жеребей, тут и Ортемью: боры и лесы по обе стороны, сухие лесы и сырые, и с наволокы вверх по Лупье до реки до Колки, опришен бобровых мест.

А дал есми Еремию 1 на борах и на лесах на сухих и на сырых, и на чертежу, и на самом сушниках полтора рубли денег, а пополнок в тех же денгах.

А яз, Еремий, продал по дедове 2 купчей и по деловой з братьями. Хде братьям моим жеребей, в том мисте тут и Ортемью. Да и денги есми взял все сполна, что в сей купчей писано. А в очищенье своей продаже и в отводе яз, Еремий. Ся купчая грамота дертная...

Подлинник (без конца). 35×15,5. МИР, № 9795/7. Датируется по упоминанию Артемия Анисимова, умершего до 1608 г. Бумага в пятнах.

№ 2

[Конец XVI в.– до 1608 г.].– Купчая на деревню, пожни и угодья по Глубокому ручью в Чакульском погосте, купленные Матвеем [Балушкиным 3] у Артемья Анисимова сына Божина

... 4 по ручью по Глубокому ... 5 да с усть подкрежново истока ... 6 с нижную сторону, с усть подкрежново истока да по ручью вверх, з Гаврилом в межах, да и в гору прямо. Да и в поскотине есми своей продал половину в горной, да и в подгорной, да и в угодье есми продал половину, и в подкрежном истоке половину, и в озерах, и во всяких угодьях есми продал половину, чем яз сам Ортемей владел, да и в езу половина в подкрежном [387] истоке в плетеном. Да и езы мне, Артемью, с Матфием во своем угодье чинити вместе пополам, где сяжно. Да продал есми с тою землею пожен в Чайне наволоке, а межа той пожне от лахты на березу на рубежную, а з березы на черемху, на олху, а с олхи на ивовои куст, з Дягилем в межах, с нижново конца, да от тое ж межы от Дягилевы да вверх по подкрежному истоку, да от Середнево истока да на осину на рубежную прямо, да с осины рубежные да на березу на рубежную, да з березы на молокитовой куст, да /л. 2/ с куста да вниз посеред лахты да до Дегилевы межи до березы до рубежные.

Да продал есми тому же Матфею пожню Межник, а межа той пожне с верхново конца от озера от Середнево да на вяз, да с того вяза да на другой вяз на тесовой, да с вяза до логу, да по тому логу вниз до конец озерка, да с конец озерка по логу с Леонтьем Селивановым в межах, да на озерко, да с озерка в ысток в Середней.

Да продал яз, Артемей, Матфею к той же деревне пожню Балуй, а межа той пожне Балую с нижнево конца з Гаврилом с Онисимовым сыном с Секурцьевым с олховово куста да на березу на рубежную, да з березы до веретеи до путевые, да по веретее по путевой вверх на березу на рубежную посеред веретей, в межах с Савельем с Рябовым, да с тое березы через ложек, да посеред веретеи по греблу, да на ель на сухую на бережную, да с тое ели да на осину на бережную, да с тое осины да на черемховой куст на сухой, да с куста да посеред веретеи да на осину на рубежную, да с тое осины да на росоховатую на рубежную на березу, да с тое с росоховатые березы на кляпую березу на рубежную, да с тое березы да к ровцу прямо на черемховой куст, с Савельем с Рябовым в межах, да по ровцу, куды плоты выходят к речке, да по речке вниз до логу, а по логу вниз, с Рябовыми в межах, до озера, а от озера межа вниз по логу, а с логу на иву на рубежную, а с ывы на пень на ивовой, а с ывовово пни до угора, да по логу вниз до вязовово пни, да с вязо/л. 3/вово пни на тот же на олховой куст, что з Гаврилом в межах.

Да продал есми тому ж Матфею к тои ж деревне пожню Новиковскую, а межы той пожне по старым межам с Рябовыми, с верхново конца по ивовой куст, да с ывовово куста да с олховово куста рубежново, да вниз подле веретею и до озерка, да с озерка межа со мною ж, с Ортемьем, поперег пожни прямо на пень на березовой, да со пни на березу на рубежную, да з березы на лог, да по логу, посеред логу по старым межам, и до Рябовых межы; а с Рябовыми межа по старым межам до того же ивовово куста.

А взял яз, Артемей, на той деревне, и на дворе, и на пожнях, и на угодьях, со всем без вывода петдесят рублев денег, а пополнок в тех же денгах. А что у меня сеяна рожь к Новому году с половником, и яз, Артемей, продал и с озимью, а ис тое озими половнику Елесе половина; а симян не выймать Матфею, а жать и молоти половнику. А продал яз, Артемей, ту землю и пожни, и угодья без выкупа.

Яз, Матфей, купил ту деревню у Ортемья и пожни в вотчину и детям своим. А у ково та земля, и пожни, и угодья в закупе или в подписе и мне, Артемью, выкупать своими денгами, да очистя, отдать Матфею по сей купчей сполна. А дань мне, Матфею, и всекие государьские потуги и земские издержки потянути, как, Матфей, с тое деревни за хлеб примуся 7.

А послуси в купчей писаны: Савелей Иванов сын Рябов, да Самыло Патракиев сын Дягил, да Гавр[ило]...

Подлинник (без начала и конца) 106×16 (на трех листах). МИР, № 9795/20. Датируется по упоминанию Артемия Анисимова, умершего до 1608 г. Бумага в пятнах, левый край осыпался. Водяные знаки напоминают кувшинчик и восьмиугольный крест. [388]

№ 3

1613 г. июня 16.– Купчая на поженное место в Чайне наволоке Чакульского погоста, купленное Иваном Ивановым сыном Божиным у Ивана Офонасьева сына Секурчова с Плеса.

Се аз, Иван Офонасьев сын Секурчова с Плеса, продал есми Ивану Иванову сыну Божыных, да Федору Филипьеву сыну Божыных, да Тимофию Филипьеву сыну Божыных по своей по купчей в Чайне наволоке против Балуя, за озером за Балуйским поженное место, три остожья. А межи тому поженному месту трем остожьям от озера от Балуйсково с нижнего конца с Нечаевымы братениками с Ондрием, да с Кузмою, да с Митрофаном в межах. Да поза тем трем остожьям и в верх до Флоровы да до Прокопьевы межы Анфимовых детей Задориных по их купчей. Да от тое межы ото Флоровы да от Прокопьевы, вниз с полуденную сторону межи тем трем остожьям с Рябовыми в межах, по старой межы по угору до конец озера Балуйского. Да по озеру вниз до тое же межы до Нечаевых братеников, и вкруг по старым межам, куды преже сего владели сами Филипей да Иван тема трема остожьями.

А продал есми те три остожья за озером за Балуйским. И яз продал, Иван, те три остожья за Балуйским озером опричь Балуя.

А взял есми яз, Иван, у Ивана, да у Федора, да у Тимофия у Божиных на том месте на трех остожьях девять рублев денег московских ходячих, и пополнок в тех же денгах.

А где те три остожья в закупе или в подписе, или в каких крепостех нибудь ино, мне продавцу отцещать и выкупать своими денгами, и отчистя, отдати Ивану да Федору, да Тимофию.

А что ныне сияно в нынешном году севу на тех трех остожьях в Чейне наволоке: ржи и яровово хлеба, и репы ино, тот хлеб с тое земли, /л. 2/ и репы, и с пожен сено сего году сняти Ивану Офонасьеву. А вперед Ивану Офонасьеву до тех трех остожей и в пашенном месте и дела нет.

Да яз же, Иван Офонасьев, отдал тому Ивану, да Федору, да Тимофию и свою купчюю на то место в Чайне наволоке на три остожья для отчищенья.

А продал есми яз, Иван, им, Ивану, и Федору, и Тимофию, опричь двора. А двор и со всеми хоромы, и опричь бани и овина, и опричь всех хором продал, что на той земле в Чейне наволоке ни есть.

И нам, Ивану, и Федору, и Тимофию, до тех хором, что тут ни есть, и дела нет. А что есть репища против двора новые за озером 8 ино, те репища напрок Ивану Секурчову пахать на себя. А вперед ему до репищ и дела нет.

А на то послуси: Ларион Алексеев сын вилежанина с Веренского да таможенной целовалник Пятой Ондреев сын Парилова.

А купчюю писал церковной диячек Васка Фаддиев.

Лета 7121 июня в 16 день.

На обороте подпись: К сей кабале послух Ларка Алексиев и руку приложыл.

Подлинник. 53×16,5 (на двух листах). МИР, № 9795/10. Бумага в пятнах, порван левый верхний угол. Водяной знак – кувшинчик.

№ 4

1613 г. июля 13.– Купчая на часть деревни Горные в Пустынском погосте, купленной Григорием и Иваном Ивановыми сыновьями Калсина у старшего брата Емельяна Иванова сына Хлызова.

Се аз, Емельян Иванов сын Павлова Хлызов кожевник Пустынския [389] волости, продал есми 9 братьям своим Григорью да Ивану Ивановым же детям Павлова Калсина по купчей матери своея Ирины Дементиевы дочери Мустачины, что купила мати моя Ириня у своего свекра, а у моего деда у Павла Григорьева сына Калсина, на свои на приданые денги, половину деревни Горные в Пустыне, земля на горе. И яз, Емельян, продал братьям своим Григорью да Ивану ис тое материны половины два жеребья, а трети ис тое половины земли, и двора, и гумна, и овина, и бани, и поскотины не продал, Омельян, а два жеребья тое половины земли и двора, и поскотины горные и подгорные братьям Григорью да Ивану продал.

А межи той деревне земле по прежним купчим деда нашего Павла Григорьева сына Калсина по старым межам. А та земля и двор з баткой с нашим, с Иваном, не в делу.

А взял яз, Омельян Иванов сын, у бретей у своих у Григорья да у Ивана у Ивановых детей, по сей купчей на той земле, и на дворе, и на поскотинах, и в гумне, и в бане, как в сей купчей написано, восмь рублев денег московских ходячих и пополнок в той же цене. А продал в дертные без выкупа. И владети впредь по сей купчей землею, как в купчей написано, Григорью да Ивану.

А мы, Григорей да Иван, купили у брата своего болшово у Емельяна по ево материне купчей ис половины два жеребья земли, и поскотины 10, и двора, и гумна, и денги восьм рублев дали 11 у сея купчия. А купили есмя мы, Григорей да Иван, тое землю у Емельяна брата також на приданые денги матери нашия Федоры Павловы дочери, а купили без выкупа. А Оринина купчая писма Нефеда Григорьева сына, Пустынского дьячка. И в очищенье своей продаже во всем яз, продавец.

А на то послухи у купчие сидели: Матфей Иванов сын Кобыликов, да Омельян Пятой Ондреев сын Пестин, да Полудница Семенов сын.

Писал купчую в Пустыне Ондреец Внифантиев сын.

Лета 7121-го года июля в 13 день.

Подлинник. 41,5×16. МИР, № 9795/17. Бумага в пятнах. Водяной знак – кувшинчик.

№ 5

1616 г. февраля 15.– Деловая братьев Ивана и Якова Ивановых детей Артемьевых на деревни Захаровскую и Матвеевские в Чакульском погосте.

...з делу досталось две коровы, одна шерстью черна, а другая редра, да бык трех годов шерстью бел, да два телети, бычек да телушка, да четыре овцы, да баран.

Да мне же, Ивану, от Якова досталось две лошади, два мерина шерстью одна сива, а другая коура. Да мне, Ивану, от Якова досталось изба в болшей деревне в верхней, и с нутром, и с кровлею, да против избы сарай, и с повытью, и з заплотинами, и с вороты, да синница подле избу и с хлевом.

А мне, Якову от Ывана 12 з делу досталось против тое избы полтора рубли денег, да синник против избы и с подклетом, да другой синник с перерубом и с хлевами, и с сараем, и с повытьми, и с кровлею и з заплотинами со всем без вывода с сиверную сторону; да и житница Якову же. А баня у нас вмисте. Да Ивану же овин достался от Якови. А гумно у нас [390] вмисте пополам. Да мне же, Якову, от Ывана 13 досталось скота: две коровы, да бык пороз, одна корова пестра, а другая редра, да бык бур, да четыре 14 овцы, да три телети. Да мне же, Якову, достался мерин коур лысынка на носу, да кобылка каря лонщинка. Да мне же, Ивану, от Я/л. 2/кова досталось платья, кавтан шубной да зипун белой. А мне, Якову, от Ивана досталось платья, кавтан же шубной, да зипун белой 15. А досталь платья мы роздилили пополам. А и домовую житейскую порядню: медную, и железную, и деревянную мы, яз, Иван, и Яков, роздилили пополам же полюбовно.

А что у нас половина болшие верхные деревни, что от брата от Григорья з делу досталось, з дядею с Филипьем Ортемьевым вмисте пополам и з дитми его, с Михаилом и с Тимофием, за межами. И тое половины болшие деревни мне, Ивану, половина, а другая половина Якову.

И в Захаровской деревне нам, Ивану и Якову, половина же от Филипья и от дитей его. И пожни у нас 16 вмисте же не в делу, и поскотины у нас вмисте ж не в делу, горные и подгорные, и половина верхнего наволочка от Мишарина межи под дорогиным полем вмисте же не в делу, и за Слобоцким ручьем по купчим грамотам вмисте ж не в делу, и пустоши у нас вмисте не в делу, и заисточная поскотина у нас у всех вмисте ж, и скоту нашему в тех поскотинах вмисте же ходити содного.

И после сех деловых того диленого живота не передиливати ни которыми делы ни скота, ни платья, ни двора. А которой нас брат взочнет яз, Иван, или яз, Яков, тот диленой живот передиливати, и скот, и платье, и кузнь, и на том брате взяти с чину на государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии пятнатцеть рублев денег московских преже суда, а делу же ему нет.

А писали есмя мы промеж собою две деловые слов в слов: мне, Ивану, деловая, а Якову другая такова же деловая. Дьяк один и послуси одны. На то послуси: Олексий Парфеньев сын Божин, да Федор Иванов сын Третьякова, да целовалник Угрум Афонасьев сын Попова.