Как орловец сокровища Зимнего спас.

О штурме Зимнего дворца 25 октября 1917 года слышали все. Но мало кто знает, что во время тех переломных для нашей истории событий там хранилось огромное количество бесценных сокровищ Российской империи. И, уверен, никому из орловцев ничего не известно о человеке, который спас все эти сокровища от разграбления. А между тем им был наш земляк, да еще и князь грузинского происхождения – Иван Ратиев.





Из Грузии – в Орел

Начну с находки, сделанной мною в Госархиве Орловской области. В Книге записей брачных обысков Успенской (Михаило-Архангельской) церкви Орла за 1864–1872 годы» (ГАОО, ф. 101, оп. 1, ед.хр. 3429) обнаружил я на листе 81 запись о том, что 29 июня 1866 года в этом храме венчались: «жених, артиллерии поручик Дмитрий Иосифов князь Ратиев, 25 лет, и невеста – дочь орловского помещика Михаила Ивановича Маслова, Ольга Михайлова Маслова, 17 лет».

Каким ветром грузинского князя занесло в Орел? Для этого придется вспомнить некоторые события российской и не только истории. 24 июля (4 августа по новому стилю) 1783 года в северокавказской крепости Георгиевск (ныне город в Ставропольском крае) от имени царя Грузии Ираклия II был подписан исторический Георгиевский трактат – договор о покровительстве и верховной власти Российской империи с объединенным грузинским царством Картли-Кахети (иначе – Картлийско-Кахетинским царством, Восточная Грузия). С тех пор православная Грузия была защищена от ее воинственных соседей – Турции и Персии. Договор уравнивал в правах грузинских и русских дворян, духовенство и купечество. Грузинские дворяне могли, в частности, теперь получать образование в российских учебных заведениях и служить в императорской армии.

Вот так в середине 60-х годов XIX века оказался в Орле артиллерии поручик Дмитрий Ратиев (грузинскую фамилию Ратишвили он писал уже с русским окончанием). Его 36-я пехотная дивизия была расквартирована в губернии, и Дмитрий ничем не отличался от своих друзей-офицеров: посещал балы и приемы, организуемые местными помещиками, и ухаживал за красивыми помещичьими дочками. Одна из них, Ольга Маслова, стала его судьбой. 17 июля 1868 года у молодых супругов родился в Орле первенец: Иван Дмитриевич Ратиев – потомок грузинских князей. Это и есть главный герой моего повествования.

Военный и полицмейстер

Он, как и отец, выбрал для себя военную карьеру: окончил Орловский кадетский корпус, а затем – Николаевское кавалерийское училище. В 1890 году Иван Ратиев поступил на службу в Нижегородский 44-й драгунский полк, расквартированный на родине предков, в Грузии. Полтора десятилетия благополучно и дисциплинированно служил, продвигаясь в чинах. В 1893 году Иван Дмитриевич женился на светлейшей княжне Екатерине Грузинской, правнучке грузинского царя Ираклия II и фрейлине российской императрицы Александры Федоровны. Военная карьера Ратиева прервалась из-за травмы, полученной во время скачек в Тбилиси. 18 марта 1907 года князь был уволен от службы, в чине подполковника и с пенсией. Просто так сидеть в отставке он не мог, кроме скачек, у Ивана Дмитриевича были и другие любимые занятия.

В Академии изящных искусств в Париже князь прослушал курс лекций, а после своего возвращения из Франции в Россию поступил на службу в Министерство императорского двора: 24 октября 1913 года отставной подполковник князь Ратиев был назначен на должность исполняющего обязанности полицеймейстера Зимнего дворца. Спустя три года за отличие по службе он был произведен в полковники с утверждением в занимаемой должности, а 14 августа 1917 года стал помощником начальника Петроградского дворцового управления. В этой должности князь Ратиев и встретил Октябрьскую революцию.

«Посланник вечности»

Вот что рассказала о нем тбилисская газета «Заря Востока» в номере от 24 октября 1957 года: «В 1917 году И.Д. Ратишвили (газета грузинская, и фамилию князя журналист написал именно так. – Прим. А.П.) занимал пост помощника начальника дворцового управления Зимнего дворца. 25 октября, когда все руководители министерства двора в панике бежали, он единственный своего поста не бросил, понимая, что надо сохранить для народа, для потомства огромные ценности, сосредоточенные во дворце. Под его руководством гренадеры охраны снесли все наиболее ценное в сейфы подвального помещения. У сокровищницы, о местонахождении которой во дворце мало кому было известно и где хранились среди прочего атрибуты царской власти – скипетр со знаменитым бриллиантом Орлова в 185 карат, императорские корона и держава, он поставил для охраны своего 16-летнего сына и двоих самых надежных гренадеров. Когда во дворец ворвались штурмующие отряды, Иван Дмитриевич установил контакт с Антоновым-Овсеенко. Солдаты и матросы с удивлением посматривали на статного полковника, осмелившегося здесь остаться, свободно ориентировавшегося в бесконечных залах и коридорах. Участники штурма и гренадеры рассказали о благородных и патриотических действиях полковника…»

Первый народный комиссар просвещения в советском правительстве Анатолий Луначарский своим распоряжением от 4 ноября 1917 года №2488 выразил «… искреннюю благодарность помощнику начальника дворцового управления князю И.Д. Ратиеву за самоотверженную защиту и охранение народных сокровищ Зимнего дворца в ночь с 25 на 26 октября 1917 года» и возложил на него внутреннюю охрану Зимнего, дав ему полномочия «главного коменданта Зимнего дворца и всех государственных дворцов и музеев Петроградского района». Полный текст распоряжения Луначарского был опубликован на страницах газеты «Известия» 5 ноября 1917 года.

После этих событий Ратиев получил личную благодарность от В.И. Ленина, который при встрече с главным комендантом Зимнего называл его «товарищ князь». При переезде первого советского правительства в Москву именно Ивану Дмитриевичу распоряжением Ленина было поручено руководить транспортировкой и охраной «золотого эшелона». Было непросто. Князя шантажировали и требовали по пути остановиться и сдать поезд. В Твери эшелон обстреляли, но Ратиев задание выполнил.

Спустя некоторое время бывший князь вышел в отставку с госслужбы и нескольких лет работал переводчиком в различных организациях Москвы. В марте 1924 года Иван Ратиев, его дочь Ольга и сестра Софья были арестованы по обвинению в принадлежности к «контрреволюционной монархической организации». Первоначально бывший комендант Зимнего был приговорен к пяти годам ГУЛАГа, затем наказание заменили тремя годами ссылки в Екатеринбург.

Благодаря обращению к властям его сына и участию самого Ратиева в сохранении сокровищ в 1917 году князь был освобожден. В 1931 году он переехал в Тбилиси, где получал персональную пенсию за «государственные услуги» и скончался в апреле 1958 года, трех месяцев не дожив до своего 90-летия.

Если кто-то из читателей бывал на экскурсии в Оружейной палате Кремля и посещал на первом этаже ее Алмазный фонд, то наверняка видел императорский скипетр – одну из главных регалий монархов Российской империи. Этот ценнейший экспонат, увенчанный бриллиантом «Орлов», как и сотни других сокровищ, был спасен в 1917 году орловцем Иваном Ратиевым. Будем гордиться и помнить имя еще одного замечательного нашего земляка!

https://www.genealogyrus.ru

Источник: http://vestnik57.ru/kak-orlovets-sokrovishha-zimnego-spas/

Просмотров: 10