ДВОРЯНЕ НАГАТКИНЫ


ДВОРЯНЕ НАГАТКИНЫ Сергей Тимофеевич Аксаков в своей семейной хронике тепло отзывался о своей тёте и крёстной Аксинье Степановне Нагаткиной, урождённой Аксаковой. Во всех аксаковских родословиях первым мужем Аксиньи Степановны считался Иван Андреевич Коптяжев[1]. Однако, в 2013 г. краевед из Самары Николай Плигин, изучающий историю села Коптяжево, нашёл в Самарском архиве документы, из которых следует, что вовсе не Иван Андреевич был мужем Аксиньи, а племянник Ивана Андреевича, Алексей Николаевич Коптяжев. В «раздельной записи», которую И.А. Коптяжев дал вдове своего племянника прапорщика Алексея Николаевича – Аксинье Степановой Аксаковой (по первому мужу Коптяжевой), от 29 декабря 1775 г. говорится: «По смерти племянника моего родного Алексея осталось недвижимое имение в Ростовском, Нижегородском, Верхнеломовском и Бугульминском уездах». С Аксиньей они договорились, что она наследует только 1/7 часть имения в Бугульминском уезде при реке Кинельчик (подробно перечисляются все угодья до сёл Кирюшкино и Пилюгино). Эту землю Коптяжев отдал ей, а взамен она уступила ему права на земли в других уездах. Самарский краевед обнаружил и другой документ – мировое прошение от 3 июля 1788 г.: «Вдова надворного советника Ивана Андреева Коптяжева Татьяна Григорьевна пишет императрице Екатерине Алексеевне, что она добровольно передаёт Аксинье Нагаткиной свои 2/7 части имения в даче Коптяжевка-Кинельчик со всеми землями, а своих крестьян из деревни Коптяжевка-Кинельчик выводит в другие свои деревни»[2]. Размежевание этих земель не было во время произведено, что в дальнейшем послужило причиной двадцатилетней судебной тяжбы[3]. В этом деле можно найти некоторые биографические подробности. Оказывается, Аксинья Нагаткина жила «в престарелых летах своих с лишком восемь лет в столичном городе Санкт-Петербурге перенося все возможные беспокойства и огорчения … с убытком сопряженные»[4]. А управляли её имениями по доверенности сыновья от второго брака Василий и Николай. Недавно я натолкнулась на публикацию 1876 г., из которой становится известно, что первый муж Аксиньи Степановны погиб во время Пугачёвского бунта: «По рассказам стариков: “Коптяжев спрятался в русскую печь, заслонившись горшками, но забыл ружье у припечки; а по словам других, – неловко запрятал ноги с сапогами, почему и был найден бунтовщиками. Вытащили его и заставили переплыть три раза речку Кутулук, обещав помиловать; но при последнем разе, не дав выйти из воды, убили. Аксинью же Степановну спасли крестьяне, нарядив в сарафан: – они очень любили её за несказанную доброту”»[5]. Год смерти самой Аксиньи Степановны и место погребения остаются пока невыясненными. О Борисе Ананьевиче Нагаткине, втором муже Аксиньи, сведений тоже крайне мало. У них было трое детей – дочь Вера и сыновья Василий и Николай. Из произведений Аксакова известно, что в конце XVIII в. Аксинья Степановна с детьми жила в дер. Нагаткино Бугурусланского уезда Оренбургской губернии, а дочь её Вера Борисовна около 1800 г. вышла за богатого соседа Ивана Петровича Куроедова, но вот что было дальше? Самарский краевед Николай Плигин изучал историю постройки храма в дер. Коптяжево Бугурусланского уезда, расположенной рядом с имением Нагаткиных.


По его сведениям, около 1845 г. крестьяне долгое время не могли добиться разрешения на строительство церкви у себя в деревне. В процессе рассмотрения ходатайства были опрошены владельцы соседних имений. Далеко не все поддержали крестьян. Одним из согласных с сельчанами был Николай Борисович Нагаткин, который сообщил священнику: «Живу по соседству с деревней и знаю, что [крестьяне] живут на другой стороне реки Малый Кинельчик, и во время Пасхи, когда бывает разлив реки, они, рискуя жизнью, переплывают реку на маленьких рыбачьих лодках, чтобы попасть на обедню в село Городецкое, и это грозит им гибелью»[6]. Церковь была построена в Коптяжево в 1853 г. Н. Плигин также сообщил в письме, что в настоящее время деревня Нагаткино ещё существует, а вот большого села Куроедова нет, от Троицкой церкви, построенной там Иваном Петровичем Куроедовым, остались развалины, кладбище, на котором, по его сведениям, находятся семейные склепы Нагаткиных и Куроедовых, разграбляется. Стало ясно, что оба семейства, скорее всего, являлись прихожанами Троицкой церкви с. Куроедово. Большая часть метрических книг этого храма оказалась в Оренбурге, а некоторые в Казани. Благодаря помощи коллег удалось получить сведения из Казанского архива[7]. Действительно, в начале XIX в. представители обоих дворянских семей здесь крестили детей, сочетались браком, многих отпевали в этом храме. Метрические книги открывают всю гамму внутрисемейных отношений. Например, Василий Борисович Нагаткин называет своего первенца (родился в 1810 г.) Николаем, а Николай Борисович, соответственно, назовёт первого сына Василием. У одного из Вериных сыновей, Бориса Ивановича Куроедова, дети являлись полными тёзками всех троих детей Аксиньи Нагаткиной – Василий Борисович, Николай Борисович и Вера Борисовна, только Куроедовы. Судя по метрическим книгам, вся дальнейшая жизнь Веры протекала в с. Куроедово. Вера Борисовна, кроме красоты, о которой писал Аксаков, обладала, вероятно, и другими замечательными качествами. У неё было двенадцать детей, одиннадцать вступили в брак. Из них, по крайней мере, пятеро её детей назвали своих дочек Верою (у остальных я просто не знаю ещё всех потомков). Вера Борисовна рано овдовела. В феврале 1814 г. Иван Петрович Куроедов скончался в возрасте 42 лет от горячки[8]. Пока не удалось установить точную дату смерти Веры Борисовны, но в каждом документе по 1833 г. включительно она упоминается в роли восприемницы детей своих крестьян, дворовых и т. д. Лишь начиная с 1835 г. её имя исчезает из метрических книг, это позволяет предположить, что она умерла в 1834 г. Известна судьба сыновей Аксиньи Степановны и Бориса Ананьевича Нагаткиных. В 13 лет по семейной традиции рода Нагаткиных, как писал Николай, «я с братом моим родным Василием записан был в Морской кадетский корпус»[9]. Слова: «мы с братом», «я с братом» очень часто звучат в официальных документах – похоже, что братья были привязаны друг к другу. Старший из них, Василий, после окончания корпуса в 1798 г. выпущен в армию прапорщиком, в этом же году он получает чин подпоручика, а уже в следующем году Василий выходит в отставку и начинает гражданскую карьеру[10]. Читайте также:  План Гесте - Уфа от А до Я В 1809 г. Василий женится на представительнице рода Осоргиных, дочери умершего подпоручика Александре Фёдоровне. Одним из поручителей при бракосочетании был Тимофей Степанович Аксаков, отец писателя[11]. По выбору дворянства, в январе 1812 г. Василий избран Бугурусланским уездным судьёй, в дальнейшем трижды избирался Бугурусланским и Бузулукским уездным предводителем дворянства. У них с Александрой Фёдоровной было 12 детей. Брат Николай после учёбы выпущен мичманом во флот. Был в походах по Балтийскому морю, в 1803 г. вышел в отставку[12] и занимался управлением имений. Как только стало известно о начале Наполеоновского нашествия, Николай Борисович, как позднее напишет его брат Василий, «понес голову свою на защиту отечества»[13]. В августе 1812 г. он поступил в первый Украинский регулярный казачий полк в ранге поручика. В октябре 1812 г., когда Наполеон был ещё в Москве, Николай участвовал со своим полком в рейде по тылам противника. Затем заграничный поход русской армии. Из всех сражений или, как тогда говорили, «дел», в которых участвовал Николай, отметим происходившую в начале октября 1813 г. осаду, а затем взятие штурмом Лейпцига. В апреле 1814 г., уже на территории Франции Николай был назначен на несколько месяцев комендантом крепости Шалонь на Марне[14]. В дневнике участника войны Ф. Глинки встречаем следующую запись: «Шалон-на-Марне, 2 июня. Скучная квартира и скучное положение наше вдруг переменилось. Брат пошел к коменданту и узнал в нем совоспитанника своего по Морскому корпусу Н. Ногаткина. Этот прелюбезный молодой человек всеми здесь любим и уважаем»[15]. Вернувшись с войны в 1816 г., раненый, но «увенчанный орденами», Николай женится на Екатерине Дмитриевне Серебряковой. Поступает на гражданскую службу, о которой ничего нет в формулярных списках, но удалось выяснить, что в 1825 г. Николай Борисович на один год был назначен городничим Челябинска[16]. В дальнейшем Николай Борисович служил уездным земским исправником в родном Бугурусланском уезде. Награждён бриллиантовым перстнем «За участие в мероприятиях по прекращению эпидемии холеры в 1829 г.» В 1834 г. вышел на пенсию «за ранами». В его семье было 11 детей. До конца жизни пользовался большим авторитетом не только среди родственников, но и среди жителей уезда. Помимо интересных генеалогических и биографических сведений, постепенно возникла картина удивительной большой и сплочённой семьи и, кто знает, возможно, что именно у Нагаткиных увидел Сергей Тимофеевич Аксаков (который был лет на 10 младше братьев Нагаткиных) пример сердечных и бережных отношений, которые перенёс потом на собственную семью. До недавнего времени не было документальных свидетельств, что Сергей Тимофеевич общался с кем-либо из них, будучи взрослым. Мне удалось найти письмо Николая Борисовича Нагаткина к С.Т. Аксакову за 1837 г.


Оно было атрибутировано в архивах как письмо Начаткина[17]. Послание очень сердечное, написанное в ответ на письмо Аксакова. Я предполагаю, что сближение Сергея Тимофеевича с Николаем Борисовичем произошло с 1816 по 1821 гг., когда Сергей Тимофеевич с молодой женой жил в Бугурусланском уезде. Сергей Тимофеевич и Николай Борисович – оба только что женились, числились двоюродными братьями, любили природу и были страстными охотниками. Большое количество детей в семьях детей Веры, Василия и Николая обуславливает большой круг дворянских фамилий, с которыми роднились внуки Аксиньи Степановны Нагаткиной. Относительно браков детей Веры Борисовны (Нагаткиной) Куроедовой на сегодняшний день удалось установить следующее. Сыновья: Пётр Иванович был женат на Серафиме Николаевне Ждамировой, а затем на – Олимпиаде Ивановне Пятницкой[18]; Василий Иванович – на Марфе Михайловне Тимашевой; Борис Иванович – на Маргарите Кирилловне Спижарной-Мармылевой[19]. Дочери: Екатерина Ивановна была замужем за Племянниковым, позднее – за Михаилом Ивановичем Буниным[20]; Наталия Ивановна – за Всеволодом Николаевичем Латыниным[21]; Любовь Ивановна – за Николаем Васильевичем Филиповичем[22]; Александра Ивановна – за Николаем Николаевичем Самуйловичем[23]; Глафира Ивановна – за Чепурновым[24]; Юния (Юлия?) Ивановна – за Иваном Алексеевичем Благодатовым[25]; Елизавета Ивановна – за Владимиром Францевичем Шоником (Шоник)[26]; Софья Ивановна – за Василием Егоровичем Соколовым[27]. Дети Василия Борисовича Нагаткина вступали в браки: сын Александр – с Верой Андреевной Топорниной[28]; дочь Софья – с Алексеем Петровичем Булгаковым[29]; дочь Клавдия – с Егором Матвеевичем Филиповичем[30]; сын Петр – с Александрой Николаевной Неклюдовой, Марией Николаевной Быковой, Татьяной Никитичной Лихачёвой[31]; сын Дмитрий – с Александрой Григорьевной Рязанцевой[32]; сын Андрей – с Александрой Владимировной Борисовой[33]; дочь Варвара – с Дмитрием Петровичем Пелино[34]. Относительно детей Николая Борисовича Нагаткина имеются сведения лишь о двух брачных союзах: сын Дмитрий Николаевич женился на Софье Дмитриевне Рузской[35]; дочь Варвара Николаевна вышла замуж за Петра Ивановича Петрова[36].


Источник: https://posredi.ru





Найдём информацию о ваших предках! Услуги составления родословной, генеалогического древа. Архивный поиск информации. Россия. Украина. Беларусь. Пишите: arhrodoslov@yandex.ru Инстаграм: https://www.instagram.com/genealogyrus.ru/ Твиттер: https://twitter.com/genealogyrus Телеграмм: https://t.me/genealogyrusru #ГG@genealogists


https://www.genealogyrus.ru

Просмотров: 18